callpoint

Главная » 2015 » Декабрь » 17 » Продолжение страшной сказки о Целлюлитище Поганом
00:28
Продолжение страшной сказки о Целлюлитище Поганом

 

 

Ежели красавица наша стойкой и терпеливой окажется, то через некоторое время поймет батюшка Мозг Головной, что своих подчиненных подъедать мудрому правителю не престало. Окинет он взглядом многомудрым своим окрестности и владения, да узрит закрома нетронутые и богатства несметные! «Да вот же они! Жировые клетки! Только посмотрите на них! Все голодают, а они жиреют себе! А ну, подать сюда Тяпкина-Ляпкина!» И дан будет приказ. И, воистину, долгожданен будет. И пойдут гореть жировые клетки на пользу всем. Организму замученному на пропитание, на радость барышне, весам на посрамление. Ай, да витязь! Ай, молодца!

А то, что всхуднула красавица малость не с тех мест, с которых хотелось, не с низов, куда Целлюлитище Поганое вцепился зубьями, а с верхов, да что подвисло малость все, так того в пылу празднование победы над зверями можно и не заметить.

Вот и срезюмируем богатыря нашего славного Нежрата. Витязь Нежрат суров, тяжел, не всякой красавице подходит. Побочен усталостью, раздражительностью, плохим самочувствием. А главное, не попадает точно в цель. Да, дорогие мои. И это правда. Витязь посрамляет весы совсем не за счет излишков. Сначала в топку паровозную летит милый сердцу белок, сиречь мышцы, которых и так не бог весть сколько, и всякое такое прочее, о чем уже упоминалось. А затем, когда пошел печься жирок, то летит он совсем не с тех мест, откуда хотелось бы. Как всякий нормальный человек организм желает сделать что-либо поменьше напрягаясь. Вот и ручки всхуднули оттого, щечки осунулись, глазки провалились, груди налитые разлились куда то. Разве что только талия не подвела, проявилась малость, показала себя. Вот, дескать, я. Смотрите на меня, дивитесь. Да, коленки показались. Есть они еще, оказывается. А как же бедрышки-голяшки? А животик? Чаще всего оные остаются девственно нетронутыми. Витязь хоть и красавец-сокол, однако деликатен, и за сокровенное барышню не лапает. Ну, очень воспитанный кавалер.

Беда еще для красавицы в том, что ее знакомство с непримиримым Нежратом, оканчивается для нее несколько не так, как предполагалось. Натерпевшись лишений, устав и измоздив себя, через некоторое время красавица теряет бдительность и попадает прямиком в объятья ухожора Жрата, сиречь зверя Перееда. Хитрая бестия пугает и без того уже запуганное подсознание возможностью и непременностью повторного голода. Последнее, паникуя, рулит руками, чтоб те в рот несли, ничего не пропуская.

Итак витязь Нежрат совсем не так прост как кажется. Не всегда попадает в цель, приглашаем единожды, топчет свои посевы в пылу сражения, и, уходя победителем, может и вреда принести более, нежели пользы. Потому пользовать его надо регулярно, в помощь, ему насильно приводя витязя Многопея. Зарубить Поганого может быть окончательно и не удастся, однако здоровье поправить можно серьезно. Многопей может и неприятен в наружности, однако, пользителен в бою против супостата зело. Помнить надо лишь то, что Многопей силен водой и только водой. Малодушные попытки улизнуть от него под предлогами: «ой, я сразу отекаю вся… у меня почки больные и давление повышенное… что вы тут предлагаете, и так отеки сплошные и еще пить…» должны пресекаться на корню. Формула общения с Многопеем проста, и при правильном обольщении этого красавца ничего кроме пользы не принесет. Пить воду надо много! Около полутора литра в день! Дополнительно ко всяким чаям, супам, компотам и сокам. Но маленькими порциями! И часто! Два-три глотка каждые 15-20 минут. Объем как раз достаточный, чтобы с ним справился даже самый малохольный организм. Дерзайте!

Кстати, Многопей полезен и здоровому человеку. Совсем уж внимательный читатель еще из Страшной Сказочки наверняка вынес мысль, что «без воды и не туды, и не сюды». А потому в наемной гвардии бойцов против Целлюлитища Поганого Многопей у грамотного воеводы будет присутствовать всегда и в офицерском чине.

А впереди еще целая гвардия витязей да богатырей маячит. Ужель помогут обороть зверей? Посмотрим, посмотрим…

Про Диетушку...

Глава II. Витязь Диет.

Витязь Диет хитрый. Витязь Диет разный. Витязь Диет смешной. Словно ярмарочный клоун расписной весь, в ярком, пестром. Спереди перья, сзади бахрома, сверху бубенцы. Снизу, между ног, плакат. Крупными буквами: «ВОЗЬМИ МЕНЯ В ПОХОД, ВОЕВОДА!»

Руками плакат держать не может, т.к. они заняты. Витязь ими всем размер своего меча демонстрирует. И в стороны разведет, и вверх вытянет, и от земли померяет, и размах покажет. Меча, правда, при нем никто и никогда не наблюдал, однако богатырь клянется, что он у него есть. В доказательство многочисленными справками и отзывами трясет. Дескать, посмотрите, убедитесь. Вот они, отзывы тех, кто видал!

 

О-го-го, говорят, отзывы! О-го-го, меч, какой! Мечей, дескать, видывали множество, но вот сей славный витязь, как махнул своим кладенцом разок, так и сгинула половина войска Целлюлитища Поганого. Как махнул другой, так ничего от басурмана проклятого и не осталося совсем. Верьте ему, сограждане, вопиют отзывы!

 

А еще славный витязь предлагает доклады и труды научные ученых разномастных посмотреть-убедиться. В каждом из них детально описана зело великая польза от Витязя достославного Диета. И от супостатов избавление, и здоровию многая помощь.

 

«Не верите письменным свидетельствам?» - Потрясает воздух славный богатырь, - «а вот это вы слыхали?» И откуда-то из кармана вдруг начинает звучать чей-то бодрый голос: «И чего я только ни пробовала! И куда я только ни обращалась! Но стоило только познакомиться с этим великолепным юношей, как мир вокруг меня изменился! С его помощью я похудела на …дцать килограмм! И Поганый сгинул от меня насовсем». «А я похудела на… А я на больше… А я на еще больше… А я не только похудела, но и замуж за прынца с конем вышла… А я не только я похудела, но и мама моя и все соседи и деревня, вместе взятые…»

 

Тут, глядишь, вокруг уже и народ начал собираться, обсуждать. Дескать, вот он спаситель отечества, избавитель зазноб поруганных, опора и надежа каждой красавицы! Куды ж ты, воевода славный, смотришь? Вот кого в поход супротив басурманена брать надо! Не перевелись еще богатыри могучие!

 

А Витязь Диет, учуяв электорат, совсем соловьем заливается: «Да, я, граждане, дорогие, еще и не то могу! Я, если вы хочите знать, и грамоте обучен, и счету письменному, и песни петь, и сплясать могу! Я любому подойду! Бери меня и стар и млад! И богат и беден! Для любого найду возможность помочь!» - И уже шепотом, - «по секрету только вам скажу. Надысь с Самим имел общие тяготы…» И пальчиком вверх куда-то указывает.

 

А лицедей, знай себе, упивается представлением самого себя самому себе. То морковками жонглировать начнет, то яблоками, апельсинами. То вдруг ноги в узел заплетет, глаза закатит, и что такое себе под нос бубнить начнет: «…макробиотика чакрам свет дает, каналам воздух, мозгам просветление, и славно на здравии сказывается…». Потом опомнится, на ноги подскочит, глядишь, а у него уже кастрюлька в руках. Он в нее крупу какую-то сыпет, водой перемешивает, кашу настаивает. Потом кашку в сторону отставив, рыбой в воздухе потрясает пред ясны очи публики. Дескать, в ней родной благоволение, и фосфор заодно! Затем из под кафтана доставаючи продукты разные, начинает их по разны кучки складывать. Мол, вот это вместе, а вот это раздельно, это снова вместе, а это снова раздельно.

 

Потом вдруг пряник сахарный откуда ни возьмись у него в руках появляется. И он начинает им народ стращать от мала да велика, да заходясь в своем лицедействе, кого-нибудь из особо впечатлительных барышень сладким в харю тыкать, покамест та не сомлеет. А когда народ, вокруг собравшийся, с благоговения уже выдохнуть боится, раскрасневшийся, разошедшийся славный Витязь Диет приглашает выйти перед всеми большого боярина придворного. Вот, взгляните, помните, каков был? В три обхвата животом! И где теперь тот живот? «Угу», – вторит боярин. - «Нету. Мы теперь всем своей Думой Боярской с Диетом дружим. Даже Царь-батюшка, пару разочков подружил. Точно говорю».

 

Тут народ от слов таких, кто на колени в экстазе радостном от победы скорой и неминуемой бухается, кто от восторгов без чувств падает. Представление окончено, звучат овации и все счастливы!

 

Однако же, взяв мелкоскоп в помощь, здравый смысл и здоровый скепсис, наведя все это на расписного витязя посмотрим, какого чуда ждать можно, а какого нельзя, и куда его прилепить в большом войске против Целлюлитища Поганого.

 

Во-первых, говорит Здоровый Скепсис, не бывает счастья всем сразу, и чтобы никто не ушел обиженный.
Однако, говорит Мелкоскоп, слухов на пустом месте не бывает.

 

Во-вторых, продолжает Здравый Смысл, многообразие человеков диктует и многообразие предлагаемых методов. Каждому свое, что-нибудь, да и сработает.

 

Однако, снова гундит Мелкоскоп, как сбежит, так и прибежит. Однако, еще неизвестно с какой попытки сбегать начнет. Можно и не дожить до этой попытки. Однако в попытках наладить здоровье, можно его и загубить. Однако, а Чудище здесь причем?

 

И вот в этом простом диалоге и последнем вопросе вся правда сермяжная кроется. Пристальный взгляд на балаганного Витязя Диета, говорит нам, что богатырь сей совсем не так прост, каким пытается казаться. Не всякой барышне подходит образ его. А образов у него, сами видите, многообразие великое.

 

И, если соседка ваша небрежно так сообщает вам, что после знакомства с Витязем Диетом ей приходится шубу длиннополую лисьего меха пятьдесят шестого размера выбрасывать, потому что теперь только в соболином полушубке тридцать восьмого ходить может, то знайте, что ухаживание сего богатыря за вами может и не привести к подобному результату. Ибо стать ваша, равно, как и шуба, равно как и внутренняя организация вашего организма, могут оказаться совсем не такими, как у соседки.

 

Он потому и разный такой, чтоб каждая барышня могла себе по душе выбрать. Это, как говорят, во-первых. Он потому и веселый такой, чтобы продать себя побольше в разные места. Это, как говорят, во-вторых. Он потому и расписной такой по балаганному, чтобы соответствовать, чего уж греха таить, модным веяниям. Чтоб всегда быть на волне, посовременней, поновее, погламурнее.

 

Вот сейчас, к примеру, в кремлевское оделся. И всякая барышня, прильнув к нему, чувствует соприкосновение с чем-то великим, государевым, избранным. Особенно, когда видит на страницах «серьезной новостной и аналитической прессы» отчеты о том, как Кто-то Большой тоже успешно пользуется услугами Витязя. Это, как говорят, в-третьих.

 

А ведь еще существуют наряды Витязя Диета: «соседка посоветовала», «на работе сотрудница рассказала», «в журнальчике одном модном подсмотрела», «говорят для печени очень полезно», «чувствую уже пора что-то делать» и «хочется к праздничку выглядеть на все сто». Как тут разобраться какого облачения выбрать Витязя? Попробую, скудоумный, что-нибудь сказать.

 

К знакомству с Витязем надо подходить осторожненько. Внимательно специалистов послушать, желательно несколько, и поавторитетней. Вспомнить про то, что существует такой Великий Человек – врач-диетолог. Тот, можно сказать, собаку съел вместе с Диетом. А может даже не одну. Видимо что-то корейское вместе с Витязем проходили. Пусть Человек пощупает вас, потрогает, поищет варианты, режим распишет. Он умный, он учился, он знает. Главное только выполнять, что он скажет. Причем до конца, причем досконально. Там и победа будет недалека. А, если что-то от себя или знакомых добавить, то Человек вам не поможет.

 

Это вам от сказочника. Но можете и попробовать все, что вам Витязь предлагает. Вдруг поможет. Но помните, что приобнимаете вы Витязя на свой страх и риск. Потом не ругайте славного почем зря.

 

Кстати, не ругайте его и за то, что Поганого он не завалит на обе лопатки. А он его не завалит! И это надо знать. Дело в том, что Диет ходит в ближних родственниках у Нежрата. И эффекты чаще всего от знакомства с Витязем Диетом будут очень схожи с тем, что можно получить от Нежрата. Разве что, только выраженность и жесткость будут поменьше, поинтеллигентней. В общем, как ни крути, а балаганный тоже за сокровенное не трогает барышень, налегая на демона Жрата. Поматросить поматросит, даже общий тонус добавит, что-то со здоровьем подправит, общий жирок пнет, однако это все. К Целлюлитищу в пещеру ни ногой. Что он дурак в зубы добровольно ходить?

 

Хотя, повторюсь, животик подтянет, талию проявит, ручки всхуднет, личико осунет, щечки провалит. В общем, красота неписаная.

 

А вот еще забыли упомянуть троюродных братьев Нежрата с Диетом. Зовутся сии клоуны Братья Принимаи. Имеют упаковки яркие, рекламу широкую и разномастную, форму чаще таблетированную. Действуют по принципу: «чего бы такого сожрать, чтобы похудеть». Этих псевдобогатырей, как собак на свалке. Тут уж сами себе выбирайте, дружить, или не дружить. Сказочник вам не советчик. Однако в пещеру к Поганому, никто из них никогда ни за какие не пойдет. Родство с Нежратом и Диетом некоторым из них помогает привалить демона Жрата и, даже, пошевелить кишечник барышни и только.


Ну, наверное и хватит сказочнику растекаться мыслею по древу, а то струны порвутся на гуслях. А впереди еще много чего послушать будет.

Про Употеюшек...

Глава III. Витязи Употеи.

 

Употеи бывают разные. Старший - мужчина основательный. Под суровым взглядом воеводы, который «сбирается отмстить неразумным…», и набирает войско для отпора супостату, глаз не отводит, стоит спокойно, не бахваляется, мышцой не поигрывает, оружием не бряцает. Однако же воеводу ему есть чем заинтересовать. Найдется в его кладовых пара-тройка кладенцов, если не мега уровня, то весьма и весьма продвинутых. О чем, может быть, и молчит скромно. Однако воевода не дурак. Однако воевода знает, что толковый витязь-богатырь в основе своей молчун, а не балаганный краснобай. Потому в войске, собираемом супротив Чудища Поганого Целлюлита, старшего Употея можно найти завсегда.

 

Заинтересовавшуюся им барышню Употей-старший сначала посмотрит со всех сторон, пощупает, брови посуровит, да и предложит ей зайти к нему в палаты. В палатах положит на полати, и без надругательства над ее девичьей честью нашлепает на ее телеса белые всяких трав морских, пахнущих ядрено, и давай ее от зверя спасать... Травы то всю жизнь свою подводную прожили в местах шибко напоминающих откуда все живое на берег выползло. Потому они всему живому так хорошо и подходят. Однако Употей на то и Употей… добавит в травы зелья тайного, чтобы грело и пощипывало барышню за ланита ейные, да и обернет ее толи в ленты-тряпицы, толи в покрывала-пленку. Еще может, для пущего эффекту, сверху лампочку света красного пристроить, али одеяльцем самогрейным подукрыть.

 

Полежит так девица, полежит, глядишь и употеет… тяжко под гнетом богатырским Идолищу Поганому, вот он потихоньку ножки то свои и делает. Если не весь, то изрядным своим куском. Однако ключевое слово потихоньку! Это значит, что от пары разочков Употеевского морского зелья с подогревом Целлюлитище даже нечихнет, а так, с боку на бок перевернется. Но уже когда пойдет, то пойдет, хотя и не весь сразу, и, если быть до конца честным, то не весь совсем, однако от старшего польза зело великая есть.

 

Кроме горяченького у Употея старшего есть еще и порция холодненького. Его черед наступает, когда зверь уже задал стрекача, и теперь пора бы красавицу малость прихорошить. Придать ей лоска и тонуса. Поскольку такое обхождение с барыней ее нисколько не упревает, то можно было бы назвать витязя Охладеем =), однако данная забава богатырем нечаста, и собственно с Чудищем не борется нисколько. А потому Употею и дело употеево и употеево  имя.

Брат средний менее суров. Ликом открыт более, улыбчив, приветлив и всячески к себе располает. Пригласит барыню к себе, нежно под руцы белые возьмет, на полати же предложит прилечь, натрет, намажет (ох, и этот намажет, семейное это у них, что ли?), да и тоже умотает девицу в пленочку. А то, что пленочка эта нужна была в хозяйстве для того, чтобы мухи на еду не садились, так то не беда. Среднему Употею добра для красавицы не жалко. Еще и одеялком сверху прикроет. Пусть полежит погреется, употеет.

 

Часок пройдет, снимет. Употей средний с нее упеленания, тряпицей протрет, да и проводит на выход. С собою даст зелий разных, чтобы красавица, значит дома себя ими тоже натирала, борьбы со зверями не ослабляла. Однако про пленочку волшебную, чтобы красавица ее накручивала, ни гу-гу. Неча небабским делом заниматься… А то получится, как у младшенького. До новых встреч скажет. А новые наступят через денек-другой. Так и потчует барышню средненький. Неспеша, да помаленьку. Тут Употею главное меру употения знать и вовремя употевание прекращать, не то будет, как у младшенького… Тьфу, ты пропасть, опять про него сорвалось. Ну, так тому и быть.

 

Младший Употей не то, чтобы совсем умом скорбный, но тороплив, обуян жаждой деятельности, кипуч, суетлив, оттого и в суть процесса старших вникать просто не успевает. Да и зачем, когда для борьбы со зверем, всего то и надо, что употеть красавицу. Чем более, тем страшнее Зверю, тем быстрее он из тайных мест красавицы побежит. Так решает младший Употей, и потому вьюном перед каждой зазнобой: «Решайся быстрее, пока время не упустила, всех дел то на пару часиков… полиэтилену этого на каждом шагу, как гуталину… прилепим, я тебе помогу обернуться покрепче, да в баньку, или в тренажерный зальчик, или просто побегать… точно тебе говорю, через пару часов наступит полный употей, зуб даю… а за ним и похудей наступит… побегут звери… ох, и навалим мы Поганому…».

 

Ну, и кто из слабого пола супротив такого рекламно распространительского напора устоит? Причем делает то тоже самое! И сам из рода употев! А про них дурного не говорят. Вот и бегут страждущие барышни за скорым спасением к младшему Употею, тем более, что эффект вот он заметен, сразу же. Минус сантиметры, прямо на глазах, всего то через пару часов. Завернулась в разрезанный полиэтиленовый пакетик, посидела в баньке, или побегала-позанималась в тренаженом зале. Да и подруга вот так же недавно задруживала с младшим Употеем пару раз. Теперь выглядит на загляденье… И так далее, и тому подобное.

 

Однако почему нету младшего Употея в воеводовом войске, что собирается на ворога Целлюлитище Поганого? Дык, потому что, внимательный слушатель али читатель нашей сказочки, смог бы уже расшифровать, что младшенький, своим бестолковым копированием и торопливостью Чудищу Поганому играет только на руку, так как увеличивает силу зверя Малопея. Тем, что бестолково и без меры выпаривает воду из организма красавицы. Тогда, как старший делает это очень по уму. Постепенно и в меру. Напомазят всяким зельем морским, дадут ему впитаться-накопиться, завернут и погреют, чтобы зелья морские-заморские в реакцию борьбы с Чудищем вступили, но чужого, т.е. своего не понадкусали. А то заиграются, если больше нужного их нагревать да употевать без меры, и как бультерьер вцепятся зубами в свое, родное. Побежит водичка струйками-ручейками, барышня всхуднет, а толку чуть. Пройдет времени немного и тока хуже станет, чем было.
         За сим про Употеев добавить более нету чаво. Будем ждать следующей побасенки. Вон они наши следующие герои, уже на горизонте виднеются. Отделение богатырей Приборов шлепает. Гром гремит, земля дрожит под их тяжелой поступью. Скоро уже поравняются с нами, вот тогда мы про них и пораскажем. Пока же сказочнику пора и отдохнути… Далее сказку слушати...

 

Про Приборушек...

Глава IV. Подразделение Витязей Приборов.

 

А вот вашему вниманию представляется целое подразделение богатырских сил для борьбы с супостатом. Имя ему – Приборы. Витязей в этом подразделении великое множество и великое же разнообразие. Хочешь в шеренгу строй, хочешь в фалангу. Хочешь по росту ранжируй, хочешь по весу.

 

Самое множество среди подразделения витязей – Дрожунов. Дрожуны – этакие домашние мурзики, не очень большие и не очень крепенькие. Телом тщедушны и вечно дрожащи. Вот этой своей особенностью – вибродрожью, они, якобы, супостата и обарывают. Толи он брезгует с ними сражаться, толи сам со страху начинает вместе с ними дрожать и прячется по щелям, толи хватка боевая у него теряется, когда он тварь дрожащую в своих объятиях удушить собирается? Нам того не ведомо.

 

Однако же толку от Дрожунов… ну, разве что, как от домашнего кота. Последний хотя бы мышей гоняет, а эти… Хотя, при регулярном, настойчивом и постоянном употреблении данного подвида богатырских сил выдоить свою маленькую победу из них тоже удается. А что делать одинокой и застенчивой? Стесняться и заводить себе вот такого. Неказистый, зато свой.

 

Следующий подвид в подразделении Приборов – Губаны. На вид не чтобы красавцы, однако же с Дрожунами не сравнить. Телом статны, членами гибки, ликом не безобразны. Но самое, что делает их героями в борьбе с Поганым, это их выдающиеся губы. Ох, и целоваться они мастера!

 

Как прильнет такой красавец к барышне в крепком поцелуе… Как втянет вакуумно красавицу в крепком поцелуе своем, так она уже в нем души и не чает. Кавалер! К слову сказать, что Губаны целоваться с первого же знакомства лезут то не зря. Хоть супостата не забарывает на обе лопатки, однако же, соки и воды девичьи тянет, куда надо так, что Чудищу Поганому становится ой, как несладко и ой, как страшно. Попадись такому под губы… сказочнику и писать то про них страшновато…

 

Третьим подвидом в подразделении богатырей – Витязи Разрядники. Все в проводах, в пластинках металлических. По ним живое лектричество так и бегает, так и искрит. Чуть чего заденет, так может и молнию лектрическую вышибить, али просто гром с дымом и искрами. Страшно, аж жуть!

 

Однако же и на таких богатырей красавицы падки. Еще бы, такая силища! А то, что бьет лектричеством, так ведь любит крепко! Вот и проводят красавицы время в объятиях Разрядников с надеждою на изгнание Поганого. Тело, правда, дергается, крутится, как уж на сковороде, так что ж делать? Терпеть надо, вот и терпят.

 

Сказать что Поганый вида лектрического испугался, так ведь нет. Не очень. Вздрогнет маленько вместе с барышней от разряда молнии, и сидит дальше в логовище своем. Ну, разве что ножки под себя подберет, чтобы не так виднее из норы было. А так, в полном здравии.

 

Есть еще такие – Укольщики, что иголками длинными, сантиметров по двадцать, размахивают. Зверей обарывают путем глубинного укалывания. Как воткнут такую шпагу по самое здрасте, как давай по ней электричество гонять, да потом Губанов еще на помощь зазовут! И рассказывать то про них страшно, а уж видеть и пробовать не всякая красавица сподобится, жуть! И это несмотря на пользу от них великую, может быть даже одну из самых больших. Страшны они на вид не только для супостата, но и для своих, потому и зовут их в сражение очень редко.

 

Есть еще Надувалы Подштанные. Те борются с Чудищем путем надевания особых своих штанов, от пят до подмышек, и надуванием воздуха в них, как в лягушку через соломинку.

 

Есть еще Звукари. Поют хитро очень они песни хитрые. Поганый их звука пугается шибко, и здорово в размерах чахнет. Не сразу, нужно сказать, но точно чахнет! Однако славу данные Витязи имеют не очень большую. Причем незаслуженно. Дело в том, что никто их голоса в ультразвуковом диапазоне не слышит, потому и принимают за шарлатанов. А зря! Воеводе на заметку.

 

А вот самые страшные люди – богатыри Скальпели. Всем богатырям богатыри. Берсерки, а не богатыри. Ниндзя, а не витязи. На лицах маски, на телах халаты белые, руки в кровищи по локоть, вместо пальцев ножи вострые. Приобнял красавицу, располосовал, подшил обратно и нема Чудища. Все счастливы. Однако же со зверями Скальпели не борются, оттого звери через некоторое время себе нового Поганого взращивают. Даже еще поганее.

 

А вот и МегаБогатыри – Комбайны. Хоть и мало их, но каждый со Святогора ростом и удалью. Эти МегаМутанты продукты естественного отбора по принципу наибольшей эффективности в бою с Целлюлитищем Поганым. Со всех сторон что-нибудь страшное торчит. С одной провода с лектричеством щелкают, с другой Губаны со скалками в руках, с третьей Звукари пристроились, с четвертой Щипатели. Бьются эти комбайны с Чудищем не на жизнь, а на смерть. Ни себя, ни барышню, ни Идолища не жалеючи. Польза от такого монстра много большая, чем от одиночных богатырей, однако же, и жалованья они требуют себе немалого.

 

В общем, в дружину воеводе есть из кого выбрать. Или одного МегаНиндзю, или нескольких поменее. Если из поменее выбирать, то Сказочник бестолковый посоветует первым в бой кидать Губанов с Надувалами Подштанными. Затем можно Звукарями приложить и Разрядниками заполировать. Деться Целлюлитищу будет некуда, тут он и зачахнет на корню. Если еще усилить бдительность супротив демонов, то и не будет Поганого более никогда!

 

Однако же есть еще кое что. Оружие тайное, припрятанное на задок. Вот оно стоит, глазки долу опустив, ручками помахивает. Скромничает. Так то ж Дядька Сбоку!



Глава V. Орава Витязей Прекрасных.

Медовый Витязь.

 

Сладкий, терпкий, прилипчивый Витязь. В бой пойдет, мало не покажется. Правда не врагу, а красавице. Терпеть придется изо всех сил, ибо против супостата Медовый серьезен и суров. Рвет милую по полной, чтоб чужому тоже досталось. В целом в бою неплох, а если еще разыщется воевода, который умеет Медового научить сражаться не жестоко, а мягко, то польза с него будет весьма и весьма.

Витязь Контраст.

 

Очень переменчивый представитель борцовских сил с супостатом. Сам по виду из водной стихии сделан, потому, наверное, и неустойчив в своих термических состояниях. Все время меняет свою температурную константу. Только что, вродь, горяченький был, даже дотронуться до него непросто было, а вот уже через пару минут и зябенький стал. Такой, что от него мурашки холодные по коже побежали. Только свыкнешься с ним с таким, гусекожнообразным, так он снова, раз, и жаром от него несет. Ну очень постоянный в своем непостоянстве. Зато во всяком бою, воевода, окажет несомненную пользу, хоть и не решающую, но очень серьезную.

Витязи Вмазилы.

 

 Вмазилы, чуть ли не на каждом углу, в каждой лавке завалящей, у каждого лекарских дел кудесника и то найдется не по одному экземпляру. Пожалуй, что это войско будет самое превеликое. Правда в богатыри настоящие их не берут, ибо недоросли еще, да и вряд ли дорастут когда-нибудь, однако в оруженосцах держат.

 

Серьезному воеводе посмотреть на них, да поискать кого поспособнее стоит. Только вот смотреть надобно очень внимательно. Именно что смотреть, да спрашивать у других. А вот самих Вмазил слушать не рекомендуется. Каждый из них трепач еще тот, почище сказочника.

 

Многие, ох, многие из них кричат зазывно, что именно их надо выбрать в бой на супостата. Что, дескать, именно в нем спрятан корень золотой, да секрет хитрый силы против Зверя. Дескать в молодости именно его мать купала в семи водах студеных. Мухоморами терла. Да кучи всяких волшебных приправ добавляла. Что польза именно от него велика зело буде, и именно он оборет Целлюлитище в два дня, да в два счета, да одной левой. И что справка у него об этом есть от самой ассоциации этих самых Вмазил, что он самый вмазливый Вмазила. Особо крикливые чаще всего еще и понаряднее ряжены, да готовы служить за мелкий грош.

На обещания его, воевода, внимания большого не обращай. Особливо, на втереться в доверие к Чудищу, да одолеть его за пару дён. Копни внимательнее, да узришь, что правды в тех обещаниях будет только что славы о себе, что с мухоморов сделан.

Вмазилы бывают и одиночные и семейной гильдии. Семейные все чаще обитают по специальным местам, где можно и других витязей сыскать, т.е. по казармам, куда красавицы за помощью бегают. Одиночные, те, что посерьезнее, тоже в основном только там и можно встретить. В остальных же местах, чаще тока с мухоморами. Хотя, бывают и исключения. Надо только много спрашивать, да слушать… там глядишь и подскажут, какой хорош. Главное пойми, воевода. Вмазилы хоть и герои, но сами по себе они супостата не борют! Как помощь в обозе, как оруженосец, он очень хорош. Но кладенца заглавного ему в руки не давай, не справится.

 

 

Клан витязей ЗдоровыеПочкиЖелезныеНервыГимнастикаЙогаТрусца.

 

Каких только богатырей в этом клане нету. Тут тебе и Нирванические типы, что пытаются одолеть Поганого, загибаясь кренделями и застывая в них надолго, заодно, созерцая внутри пупа своего силу свою богатырскую.

Есть и Апполоноподобные Многотяги. Те, что силу свою черпают в перемещении грузов великих, вдоль себя и поперек себя. Этими же перемещениями и одолеть супостата пытаются.

Есть и Резиноподобные Растягиватели себя. Есть и Бегуны Прыткие, и Скакуны Веселые, и Ногами Махатели, и Нырятели Бассейновые, и Педали Вертетели.

Объединяет их всех то, что красавице они спокойно спать не дадут. В борьбе за тело прекрасное девичье, гонят они красавицу на свои учения военные, в коих они силу свою черпают, гонят-гонят, да бывает и так, что загоняют. Ну, на то доля девичья. Как говаривал некий сказочник: «Так не доставайся ты никому».

Воевода умный, возьмет с собой в поход кого-нибудь особо приглянувшегося красавице. Но опять-таки не главным полководцем, а фланговым, так чтобы с тыла мог зайти, прямо в супостатово войско, да забороть зверя Гиподинама.

 

А что ж мы про оружие то тайное ничего еще не сказали! Оно же все также стоит в сторонке, да глазками хлопает… Ну, дык, на то оно и тайное, чтобы шепотом, да по секрету о нем… вот о том, мы скоро и пошепчемся… про Дядьку Сбоку.

Про Дядьку...

 

Слышишь, трели министрелей?

Слышишь, барабанов бой?

Из тенИ забытой сказки

Выступает наш герой!

 

Ну вот, мои хорошие, добрался сказочник и до сказочки конца. И для счастья всякой барышни выложит он всю правду о последнем персонаже. Войско воеводское, что на постылого Целлюлитищу собралось, дюже большим оказалось, шибко разношерстным. Ну, так оно и понятно. Чудище лютое, бить его нать не токмо по сусалам, но и иным местам, кои подвернутся. А ежели не подвернутся, то подвернуть его – супостата, и таки вдарить.

 

В общем, в лобовую атаку есть кого послать, осталось послать кого-нибудь и с тылу. Идет воевода вдоль войска своего, еще раз огладывает, думу серьезную про предстоящую баталию думает. Война, она суеты не любит. И хорошо бы кого в разведку сослать еще. Посмотреть, насколько сильно Чудище. Может и скакать не придется?

 

А это у нас кто такой? Сбоку встал, ручками разводит… Так то ж Дядька с Боку! От про него и сказ дальше.

 

Дядьки с Боку тоже разные бывают… Бывают и голосистые и зазывастые. В смысле, что их самих слышнее всех в общем хоре зазывания барышни. Кто сказочку слушал, тот уже должон был уразуметь, что сила она не в голосе. А потому таких обходить стоит. Чего бы он там ни обещал. И одолеть супостата одной левой, и быстрее, и лучшее, и навсегдатее, чем другие. Тут все просто. Кто много говорит, тот дела делать не успевает. А когда его делать то? Говорить же надо!

 

Бывают Дядьки с Боку рукастые, рук более четырех разом. Как пристроится к красавице постылого гонять, руки, словно мельничные крылья тудыть-сюдыть, ёксель-моксель, керишь-меришь, словно бы и не две их, как у всех нормальных, а шесть – не менее. И каждая чего-то цепляет, куда-то крутит, кого-то тащит… Дык и что, что у него рук, как у таракана? Главное, чтобы все при деле были. А потому наваждения этого не бойся, красавица, да и Дядьку этого не бойся. Бойся следующего.

 

Дядька с Боку бывает лопатный. Заглавное правило копания канав - девиз в его руках и мерило мастерства. Бери больше, кидай дальше! И потому берет, и кидает. И стон из под его рук идет по земле, и страх после его рук тоже идет… и боль, и слезы, и след черный. Вот только то не Чудище плачет, да не Изверг его боится. А красавица, коея решила к такому заступничку обратиться. А чего ж не обратиться то. Ну, потерпишь малость, всплакнешь чуток, ну походишь вся в синенькие пятнышки, а то и в черные, по всем ногам… Так ведь и супостат отступит! Потому и ходют. Оттого и терпют, плакая… Однако сие все от безграмотности девичьей, да от настойчивости Дяденьки, да от веры его в собственную непогрешимость. Давно уже, ох давно, замечено было людьми умными, да глазастыми, что коли рвать Поганого, так чтобы синевою он пошел, то спрячется он только до поры и до времени. И успех, который на глазах прямо будет от такого усердия, на поверку оказывается лишь временным. А в последствиях, супостат только сильнее и злее становится! О тож!

 

Наврет сказочник, если скажет, что все Дядьки с Боку, которые злы да больны, плохи. Ой, наврет. Есть пара-тройка таких, что Целлюлитища в заправду борят, а не синяки добывают. Но тех сыскать не велика задача. Ищущая поплачет, да найдет. А потом и еще поплачет, коли тот за неё на борьбу встанет. Зато счастье обоим. Красавице свобода от Чудища, красавцу-Дядьке денежка круглая.

 

Еще Дядьки с Боку бывают затейливые. Руки у них причудливо скручены, да с причудливых мест растут. То в виде бамбука заморского, то в виде камушка кипяченого, то гишпанского наречия, то с острову Сиаму, … в обчем очень заковыристые бывают экземпляры. И не сказать, что плохи… не, не сказать. Ибо не в руках сила то вся супротив супостатовая. Не в руках. А в голове того, к кому руки те приделаны.

 

Ежели Дядька посмотрел пощупал тебя, красавица, сызначала, да в нужное время в нужном месте потрогал… да сначала и совсем не в том, где Страшный засел, а вообще далеча от норы, да легонько и едва-едва силы прикладывая, а только после этого к логову подбираясь, да потом несильно, но настойчиво в атаку идет, словно тесто мягкое под хлебушек готовит, вот того и люби. А уж, если он тебе завместо воеводы расскажет кого еще в битву брать, то люби его, не отпуская, и другим советуя. Ибо голова ему оказалась не только к еде пригодная, но и к рукам приставлена, да к наукам смежным.

 

Собственно говоря, головастый Дядька с Боку и насоветует тебе, как от зверей избавиться, да по всем норам супостата пройдется, прогоняючи его тотально и повсеместно. Не забудет он и то, что водичка в тебе бежит тягуче и медленно, а потому подгонять ея будет мягко, но настойчиво. Не упустит и то, что вид тебе надо сделать не везде поменьше, а чтоб красившее было. А это, я тебе, как сказочник скажу, совсем разные дела. Везде отобрать, чтобы поменьше было, отнюдь не значит, что красившее станешь ты от этого. Тут за все места хватать-лапать не надобно, а только за особо серьезные, где Поганый порылся. Да еще обязательно до животу тваво сходить, чуток кишками побурлить, пусть не спят, а работают, а потом еще и похлопать постучать надобно… но это уже в самом конце, когда главное сделано, да без отпечатков…

 

В общем, заболтался с вами совсем Сказочник то… пора ему уже давно восвояси. Помни, красавица. Воевода в битву с головой бросаться должен, а не по геройскому. Походи, посмотри, повыбирай, послушай… вот про кого говорят много, к кому очередь за победою над супостатом стоит на месяцы вперед, к кому подружка сбегала, да рассказывает мало, но щеголяет теперь видом статная, линией плавная, на ощупь гладкая, да в портках, которые два года как выбросить хотела, потому что не лезли они на неё, а, если лезли, то торчало в них всякое непотребновыглядящее в разны стороны, вот туда и поворачивай свои чаяния и надежды. Да, не забудь наставлений сказочных. Сказка ложь, да в ней намек… А намЕкал тут Сказочник уже целую эпопею.

 

В общем, счастья тебе, красавица, да мужа любимого и любящего, да коня к нему, да хозяйство богатое. А уж вы там про меж собою разберетесь, бороть кого, али не бороть… али и так люба, потому что в двух ладонях не умещаешься, и ущипнуть за что есть, и шлепнуть по чему тоже найдется.

 

Да. Именно так. А ты сама посмотри вокруг. И статные есть, и малохольные, и в теле, и без оного, и фигуристые, будто лебедь, и не лебеди… И все ведь пристроены… Так может не в лебедином теле заковыка? Но про то уже совсем другая сказочка…
Пошел сказочник восвояси…( По мотивам сказки Литвиченко Евгения с его разрешения).

Просмотров: 1428 | Добавил: massage-psk

ser.maksimow2014@yandex.ru |+7-921-210-07-31 |www.massage-pskov.ru

| Сделано в "Золотой рыбке" © 2013 |